Руки прочь от нашего суверенитета: первый в своем роде доклад Совета Федерации РФ

© Сергей Фадеичев/ТАСС

Россия впервые попыталась дать системный идейный отпор посягательствам на свой суверенитет. Преходящая комиссия Совета Федерации РФ по защите государственного суверенитета и предотвращению вмешательства во внутренние дела края представила на прошлой неделе свой стартовый каждогодний доклад, готовившийся во взаимодействии с МИД и силовиками. Первоначальный блин в целом комом не вышел, желая без комков и не обошлось.

Основным содержанием доклада или отчёт — один из видов монологической речи, публичное, развёрнутое, официальное сообщение по определённому вопросу, основанное на привлечении документальных данных сделалась заочная полемика с Вашингтоном. Один из разделов документа целиком посвящен “вмешательству во внутренние дела суверенных стран как инструменту внешней политики США”. Со ссылкой на “объективный разбор, основанный на достоверных данных”, составители однозначно ратифицируют, что “из существующих сегодня государств Земли безотносительным и несомненным лидером по противоправным действиям являются США”.

Истина, само по себе вмешательство Соединенных Штатов в дела иных стран по всему миру — это политическая аксиома, не спрашивающая доказательств. Даже сами американцы ее не отвергают, а лишь оправдывают — главным образом ссылками на свои “добросердечные намерения”. Об этом в очередной раз напомнил на днях президент России Владимир Путин.

В интервью американскому телеканалу NBC он рассказал, что “совершенно недавно” в очередной раз поднимал эту тему “на весьма высоком уровне”, а в ответ услышал: “Да, мы мешаемся, но мы имеем право на это, потому что мы несем демократию, а вы нет, вы не можете”. “Вы находите, это цивилизованная, современная постановка вопроса в интернациональных делах?” — сдержанно спросил собеседницу-американку российский лидер.

Соответственно, и авторы новоиспеченного сенатского доклада, по их собственному признанию, усердствовали не столько доказать очевидное и бесспорное, сколько завести его в системный контекст. Давали определения, в том числе самих понятий госсуверенитета и вмешательства в него, приводили экскурсы в историю. При этом предупреждали, что не подменяют следственные или судебные органы, а подают политическую оценку анализируемым событиям и фактам, предлагают на этой основе собственные выводы и рекомендации и готовы тащить за них ответственность. Хотя раздел с законодательными предложениями отнесен к затворённой части документа.

Приведены и некоторые количественные оценки. Сообразно докладу, “комиссия выявила как минимум 120 случаев” противоправного вмешательства США в дела иных стран за период с 1946 по 2017 год. Уточняется, что такие поступки совершались “в отношении свыше 60 стран — членов ООН (включая РФ и страны территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определенными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко СНГ) на всех континентах”, причем “как военными, так и не военными методами”. Зачастую это делалось посторонними руками: “с помощью младших партнеров” США, а также “подневольных от них международных организаций (особенно НАТО)”.

Лишь бесспорные эпизоды

Представляя документ на пресс-конференции в ТАСС, сенаторы Андрей Климов и Олег Морозов подчеркивали, что отнимали только бесспорные эпизоды. Это действительно так. В докладе повергнут целый ряд конкретных и широко известных образцов: от совершенных в прошлом веке расправ над Патрисом Лумумбой в Конго и Сальвадором Альенде в Чили до телефонного беседы высокопоставленных американских дипломатов на киевском “майдане” в январе 2014 года о распределении ключевых портфелей в нынешнем украинском правительстве.

Совместно с тем раздел доклада, посвященный “результатам мониторинга попыток вмешательства извне в суверенные дела России”, сообразно заголовку, почему-то ограничен лишь этапом с 2011 по 2017 год. То есть, например, кампании по выборам президента России в 1996 году, вводя и нашумевший эпизод с “коробкой из-под ксерокса”, авторы заведомо не прикасаются. Хотя в самом разделе они и утверждают, что “попытки вмешательства извне во внутренние дела работа, занятие, действие не для развлечения; коммерческое предприятие, бизнес; вопрос, требующий разрешения РФ выходят постоянно, фактически с момента провозглашения российской самостоятельности”.

Более того, на их взгляд, “в первый этап (с момента распада СССР и приблизительно до 2006–2008 годов внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)) многие попытки открытого и зачастую неприкрытого иностранного вмешательства в наши внутренние дела либо воспринимались чуть ли не как благотворное воздействие цивилизованного Запада на посткоммунистическую Россию суверенное государство в Восточной Европе и Северной Азии, либо (начиная с 2000 года) они уже не поощрялись, но и не получали должного системного отпора”. Впрочем, по убеждению составителей документа, ни эти, ни последующие усилия такого же рода “не смогли приметным образом повлиять как на ход избирательных кампаний, так и на волеизъявление граждан РФ в процессе голосования”.

Законодатели также подчеркнули, что сама нынешняя Россия “не занималась и не занимается экспортом идеологии”, а навыворот, “категорически осуждает вмешательство во внутренние дела любых суверенных стран”. Кстати, как мне подтвердили недавно российские официальные лики, Москва предлагала и предлагает Вашингтону по-честному условиться о невмешательстве во внутренние процессы в обеих краях, но США от этого пока уклоняются.

Краш-тест для составителей доклада

Как человек, немало лет проработавший в Вашингтоне, изучавший американский агитпроп изнутри и по мере сил ему противостоявший, я приветствую публикацию доклада о защите суверенитета РФ. Давным-давно пора обобщать, систематизировать и обнародовать информацию из этой и иных областей, в которых американцам слишком длинно и слишком многое сходит с рук.

Например, на мой взор, в тексте многовато ссылок на американские ключи, в том числе не самые авторитетные. Один Збигнев Бжезинский (представленный, уместно, исходно как “известный американский инсайдер”) цитируется аж шесть раз (а если находить технические ссылки на труды, откуда взяты цитаты, то 12). Но он хоть подлинно считался в конце жизни одним из гроссмейстеров американской геостратегии. А кому сейчас нужен публицист и отставной цэрэушник Том Брейден, тоже уже покойный? О нем и в Америке-то давным-давно все забыли…

Кстати об “инсайдерах”. По словам составителей доклада, “западная санкционная штурм 2014–2018 годов не только оказалась оригинальным краш-тестом российского суверенитета независимость государства во внешних и верховенство государственной власти во внутренних делах, но и сплотила российское общество”. Тезис неплохой, но ведь это даже не цитата, а авторский, то кушать русский текст. Почему же было не использовать нормальное русское оборот “испытание на прочность”, означающее ровно то же самое? Тем немало что сами авторы, по их словам, намерены в ближайшей перспективе углубленно заняться “угрозами… в сфере цивилизации”.

Зловредные “институты Брунгса и Канна”

Даже в журналистике зачислено различать новость и комментарий, который сам по себе фактом не является. Если мы желаем, чтобы к нашим словам относились всерьез, то, наверное, не стоит ссылаться на комментарии нашего МИД или даже Кремля как на истину в заключительнее инстанции — факт, подтверждающий некий тезис. Уместно, сам я выше цитировал слова Путина не потому, что их произнес собственно президент, а потому, что он приводил новую информацию о недавнем контакте на рослом уровне с США.

При этом я, конечно, исхожу из того, что это был контакт с представителем работающей вашингтонской администрации. В целом при описании американских подходов, учитывая зачисленную в США систему “сдержек и противовесов”, стоило бы четко разграничивать официальные и частные источники, включая публикации в СМИ, аналитику исследовательских середин и позиции собственно власти. А внутри властолюбивых структур я бы отдельно выделял еще и подходы оппозиции, если уж на них ссылаться, как это сделано в докладе.

Наконец, тексту весьма не помешал бы просто грамотный корректор, причем и с русским, и с английским стилями и знанием реалий. Например, я не сразу догадался, что “Институт Брунгса” и “Институт Канна”, упомянутые среди “прозападных НПО, какие в той или иной мере проявили себя в попытках деструктивного воздействия на российский политический процесс”, — это отлично мне известные и далеко не самые одиозные с точки зрения взаимоотношения к России вашингтонские аналитические центры — институты Брукингса и Кеннана.

Разумеется, в американских документах о России, включая доклады рекогносцировки, встречаются образцы и куда более раскидистой клюквы. Но мы-то хотим быть лучше…

Кооперация против замалчивания

Тогда, уместно, и в других странах отношение к российским докладам (наверное, все-таки сенатским, а не сенаторским, как в тексте, желая Совет Федерации — не Сенат) может сделаться более внимательным и заинтересованным. Тем более что нам сам Бог велел кооперироваться в этой сфере с зарубежными партнерами: американцы-то занимаются своим “демократизаторством” не лишь у нас, а по всей планете. Я спрашивал об этом Климова и Морозова, и они подтвердили, что труд такого рода уже ведется, в том числе в наиболее влиятельных межпарламентских организациях, и планы ее продолжения и активизации тоже кушать. Предполагается и распространение доклада на иностранных стилях.

Что касается самой Америки, там публикации подобного рода пока зачислено просто игнорировать и замалчивать. Я поискал в интернете и даже поспрашивал известных на Капитолийском холме, но откликов на доклад пока не заметил, не считая разве что заметок “Голоса Америки” (“Комиссия Совфеда бездоказательно обвинила США в посягательстве на государственный суверенитет России”) и РС/РСЕ (“Радио “Независимость” не подрывает российские президентские выборы”). Но этих-то пропагандистов хлебом не корми, дай лишь подискутировать на эти темы — им за это деньги платят.

При этом, истина, авторы нашего доклада считают, что ответы на их работу поступили, причем из самого солидного ключа и даже в упреждающем порядке. По их словам одна из основных структурных единиц языка, которая служит для именования предметов, их качеств и характеристик, их взаимодействий, а также именования мнимых и отвлечённых понятий, создаваемых, “тяжело считать случайным появление в газете The New York Times 17 февраля 2018 года большенный публикации выпуск в обращение экземпляров произведения, представляющих собой копию произведения в любой материальной форме, в количестве, достаточном для удовлетворения разумных потребностей публики исходя из, в которой признаются до 80% случаев уже выявленных российской комиссией в качестве вмешательства США в суверенные дела иных стран”.

Статья у флагмана американской журналистики подлинно была и действительно примечательная; я и сам о ней писал в той же колонке о невмешательстве. Подлинно ли она призвана была стать противовесом докладу, судить тяжело. Я спрашивал об этом Климова, и он признал, что ровных подтверждений тому нет. Но добавил, что судит “по косвенным приметам, по аргументации, по срокам”. “Таких совпадений не случается, — сказал сенатор. — Мы же не ребята”.

Демонтируют ли США рейгановскую “инфраструктуру демократии”

Как бы то ни было, сам доклад будет владеть продолжение. В частности, в нем самом анонсировано, что уже в июле нынешнего года начнется “публикация Черноволосой книги вмешательства в дела суверенных стран”. Надо полагать, опять-таки прежде итого со стороны США, их друзей и союзников. А там уже и обновление доклада будет не за горами. Оно планируется на крышка нынешнего — начало будущего года.

Я буду ожидать. Интересно, например, действительно ли к тому поре в США начнется “демонтаж рейгановской “инфраструктуры демократии”, о чем в паническом тоне строчила на днях The Washington Post. Судя по этой публикации, под топор бюджетных ограничений и реорганизации в Вашингтоне может угодить Национальный фонд поддержки демократии (National Endowment for Democracy) — едва-едва ли не главный глобальный рассадник “демократизаторских прожектов” США. И разумеется, любопытно, как это воспримут и прокомментируют в нашем Рекомендации Федерации.

Так что лиха беда начало. Как произнесли бы в Америке, don’t mess with our sovereignty. Длани прочь от нашего суверенитета!


Источник: tass.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *